Республиканское общественное объединение «Коллегия коммерческих юристов «Kazakhstan Bar Association»

на основе добровольного членства с обязательным выполнением определенных требований, направленных на повышение качества оказываемых юридических услуг

ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА ПЕРЕД СУДОМ

ОБЯЗАННОСТИ АДВОКАТА ПЕРЕД СУДОМ

РОБЕРТ БЕЛЛ И КЭРОЛАЙН АБЕЛА

 •           Адвокат должен использовать тактики, которые являются законными, честными и уважительными в отношении судов и трибуналов•           Адвокат должен действовать добросовестно и профессионально, сохраняя при этом полную ответственность за соблюдение гражданско-правового регламента

•           Адвокат должен ознакомить клиентов с судебным процессом в интересах содействия укреплению доверия общественности к осуществлению правосудия

ВВЕДЕНИЕ

Обязанность адвоката перед судом является основополагающим обязательством, которое определяет роль адвоката в рамках состязательной системы. Однако обязанности адвоката не осуществляется в вакууме. Сталкиваясь с финансовым давлением и конкуренцтей, адвокаты должны выполнять и находить оптимальное соотношение для своих обязанностей перед клиентом, адвокатом противной стороны, осуществлением правосудия и обществом[1].

В целях содействия рассмотрению вопроса в рамках профессии и, в конечном счете, предоставления рекомендаций для практикующих юристов по теме обязанностей адвоката перед судом и возможных внутренних конфликтов, которые может ощущать адвокат относительно таких обязанностей, этот документ состоит из трех основных разделов. В первом разделе рассматривается вопрос о том, почему обязанности адвоката перед судом имеют важное значение. В разделе рассматриваются многие факторы, которые связаны с обязанностями перед судом и бьют по основам роли адвоката в отношении клиентов и общественных интересов. Во втором разделе данной работы изложены три основных обязанности перед судом, а именно:

(1)        использовать тактики, которые являются законными, честными и уважительными в отношении судов и трибуналов;

(2)        действовать добросовестно и профессионально, сохраняя при этом полную ответственность за соблюдение гражданско-правового регламента

(3)        ознакомить клиентов с судебным процессом в интересах содействия укреплению доверия общественности к осуществлению правосудия.

В целях иллюстрации данных обязанностей и последствий их нарушения приводится и рассматривается множество примеров из судебной практики и решений дисциплинарной коллегии. В третьем разделе данной работы рассматривается вопрос, имеет ли обязанность адвоката перед судом первостепенное значение над его другими обязанностями. В заключение, в документе также содержатся примеры фактов для обсуждения вопроса о конфликте между различными обязанностями адвоката. 

(1)

ПОЧЕМУ ОБЯЗАННОСТЬ АДВОКАТА ПЕРЕД СУДОМ ИМЕЕТ ВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Не смотря на то, что все мы согласны с тем, что адвокаты имеют обязанности перед судом, само всестороннее определение этих обязанностей является непростой задачей. Сложность заключается, по крайней мере, частично, в количестве понятий, которые входят или определяются обязанностью адвоката перед судом. Эти понятия включают в себя: обязанности по отношению к общественным интересам, независимость профессии, границы беспристрастного представления клиента и последствия неспособности выполнить обязанности адвоката перед судом.

Учитывая все эти факторы, которые влияют на сами основы роли адвоката, формулирование определения, которое удовлетворительно оптимально сочетает в себе и учитывает их все, является важной задачей. Тем не менее, формулирование определения является не просто академической задачей. Оно требует лучшего понимания обязанностей адвоката перед судом, которое в свою очередь должно служить практическим целям: помочь выявить и устранить конфликты между различными обязанностями, которые могут возникнуть в процессе развития карьеры в области права. Вопреки распространенному мнению, может быть недостаточно полагаться только на свой инстинкт и понятие «увижу-узнаю».

Обязанность адвоката перед судом затрагивает его статус как профессионала, который служит не только интересам клиентов, но и общественным интересам. Исторически сложилось так, что профессионал отличался от простого специалиста манифестом – аналогом которого сегодня является клятва при поступлении в коллегию адвокатов — служить другим и посвятить свой интеллект и усилия служению на общественное благо[2]. Это зафиксировано в статье Родденберри E.В. «Как достичь профессионализма» 1953 года, в которой он заявляет:

«Наверное, это было неизбежным, что некоторые занятия, требующие общественного признания доверия или успеха, стали известны как профессии. Первоначально существовало три сферы деятельности: медицина, право и теология. Они получили громкое название профессии и отделились от других занятий, потому что являли собою больше, чем просто средства к существованию: они представляли собой род занятий, который удовлетворял более возвышенные потребности, чем получение коммерческой выгоды… Несмотря на то, что строгий аскетизм редко требовался, врачи, адвокаты и священники демонстрировали достаточно бескорыстия на протяжении многих лет, чем получили всеобщее уважение[3]

Как предполагает Е.В. Родденберри, преданность служению на благо общества не является слепым альтруизмом. Скорее всего, это та основа, с помощью которой адвокаты завоевывают доверие общества и, как следствие, могут исполнять свою основную роль в осуществлении правосудия.

Обязанность адвоката перед судом также имеет отношение к независимости профессии, или тому, что было описано как «высокая степень автономии, которую имеют адвокаты при внешних элементах управления, чем налагаемых саморегулированием[4]». Саморегулирование подразумевает конфиденциальность юридической информации, которая влечет за собой важные обязательства, предназначенные для защиты прав индивидуумов. Королевский адвокат Дэвид В. Скотт сказал об этом так:

«Коллегия адвокатов не зависит от государства и свободна от всех его влияний. Это институциональная граница, которая проходит между рядовым гражданином и властью правительства. Право на представительство адвокатом, которое, как уже упоминалось, взаимосвязано с адвокатской тайной, обуславливается возможностью независимого функционирования.

Для выполнения тяжелых обязанностей, возложенных на адвокатов как представителей судебной власти, полноценное и практическое применение понятия независимости имеет важнейшее значение. Именно всегда в рамках этих отношений коммерческий интерес клиента и интересы адвоката должны уступать важнейшей обязанности перед судом. Это не то обязательство, которое разделяют с другими специалистами … Наши обязанности в качестве представителей судебной власти могут осуществляться только в условиях полной независимости[5]

Другими словами, адвокат не может действовать, таким образом, который послужит наилучшим образом в интересах клиента, но поставит под удар осуществление правосудия и доверие общества к профессии.

Обязанность адвоката перед судом также помогает определить границы беспристрастного представления клиента. Необходимость создания этических границ в рамках состязательной системы рассматривалась Гэвином Маккензи в его статье «Адвокатская этика».

«Состязательная тактика, как правило, стремиться к эскалации, несмотря на самые лучшие намерения в конкурентной системе. Адвокаты применяют состязательного тактику … потому что, не используя ее, они поставят своих клиентов в невыгодное положение по сравнению с клиентами адвокатов, которые не проявляют такую сдержанность… Мы должны скептически относиться к сомнительному поведению, которое ссылается на этику в состязательной системе[6]

С одной стороны, адвокатов просят «бесстрашно поднимать любой вопрос, приводить любые аргументы и задавать любые вопросы, какими бы неприятными они ни были[7]…». С другой стороны, обязанность адвоката перед судом может иметь приоритетное значение над интересами клиента. Без компетентного определения и соблюдения таких границ профессия рискует превратиться в этическую «гонку уступок».

Обязанность перед судом также имеет важное значение, потому что существуют последствия для адвокатов, которые не соблюдают ее. Об этом свидетельствуют наказания за неуважение к суду, влекущее за собой уголовную или гражданскую ответственность[8]. Однако неуважение не обязательно относится ко всем действиям, которые могут подорвать, запятнать или отсрочить осуществление правосудия. Например, неуважение к суду оказалось инструментом ограниченного использования в рамках действий по пресечению неучтивости в судебных процессах[9]. Конечно, за менее вопиющие действия можно наказать присуждением оплаты судебных издержек или согласно правилам Коллегии адвокатов и дисциплинарным разбирательством. В этой связи возникает вопрос, который выходит за рамки данной работы, но является не менее важным: существуют ли соответствующие механизмы принудительного исполнения обязанностей адвоката перед судом. Тем не менее, перед рассмотрением такого вопроса необходимо определить, что мы подразумеваем под осуществлением обязанностей адвоката перед судом. Ответ на этот вопрос и является целью настоящей работы.

(2)

ОБЯЗАННОСТЬ АДВОКАТА ПЕРЕД СУДОМ

Как было указано выше, мы определили, что обязанность адвоката перед судом включает в себя три ключевые обязанности:

(А) использовать тактики, которые являются законными, честными и уважительными в отношении судов и трибуналов; (В)       действовать добросовестно и профессионально, сохраняя при этом полную ответственность за соблюдение гражданско-правового регламента; и (С) ознакомить клиентов с судебным процессом в интересах содействия укреплению доверия общественности к осуществлению правосудия. Далее подробно рассматриваются эти три обязанности.

(А)

Обязанность адвоката использовать тактики, которые являются законными, честными и уважительными

Адвокат обязан использовать тактики, которые являются законными, честными и уважительными. Эта обязанность часто называется как обязанность раскрытия. В рамках этой обязанности адвоката перед судом адвокаты первоначально несут ответственность за обеспечение того, чтобы они не использовали стратегии, которые будут вводить в заблуждение суд; это включает в себя введение суда в заблуждение по доказательственным и юридическим вопросам, а также использование тактических стратегий, которые могут повлиять на дело.

Введение в заблуждение по доказательственным вопросам. Адвокат не может намеренно предлагать или полагаться на ложные показания или ложное заявление[10]. Введение суда в заблуждение включает в себя такие действия, как заведомо известное искажение или ложное заявление фактов в споре, побуждающее свидетеля дать заведомо ложные показания и сознательно поддерживать обман.

Существует несколько примеров, когда на адвоката подавали в суд [11]или объявляли выговор за введение суда в заблуждение по доказательственным вопросам. В одном случае адвокат ввел в заблуждение Холтен Риджн в отношении того, что сказано в Правительственном декрете. Адвокат впоследствии пытался опираться на то, что это было опечаткой работника в Холтен Риджн; однако ошибка была основана на искажении фактов адвокатом. Это действие завершилось дачей ложных показаний под присягой в отношении Налога на передачу права собственности, а затем ввело суд в заблуждение по поводу законности такой сделки, в результате адвокату объявили дисциплинарное взыскание[12]. Другие примеры введения суда в заблуждение включают в себя случаи, когда адвокат подготовил и передал письмо, содержащее ложную информацию, о чем ему было известно, и на которой, он знал, скорее всего, будут основываться другие лица в гражданском судопроизводстве, Коллегия адвокатов применила санкции против такого поведения[13]. Аналогичным образом, когда адвокат попытался убедить свидетеля подписать заявление, содержащее другую версию событий, связанных с фактом, являющимся предметом судебного спора, в отличие от того, что на самом деле произошло, Коллегия адвокатов ввела санкции за побуждение к лжесвидетельству[14].

Примером, когда суд ходатайствовал о применении или приводил в исполнение последствия представления ложных показаний, является слушанье Государство против Виджесинха. В этом случае Верховный суд Канады удовлетворил осуждение в уголовном порядке за воспрепятствование осуществлению правосудия после того, как адвокат представил заведомо ложные заявления в Коллегию адвокатов[15]. В отношении адвоката проводилось расследование Коллегией адвокатов в связи с заявлением, что он предложил платить офицеру полиции гонорар за направление дела в суд каждый раз, когда новый клиент был задержан после неуспешного прохождения алкотестера. Адвокат подготовил заявления для офицеров полиции и трех клиентов, части которых были ложными, и представил их в Коллегию адвокатов для расследования.

Недавно в Соединенных Штатах, Канцлерский суд в Делавэре отклонил ходатайство Стороны на устное изложение дополнительных аргументов, потому что сторона ввела Суд в заблуждение. Суд заявил:

«По сути дела, истец добивался подачи ходатайства на устное изложение дополнительных аргументов, но не посредством соответствующих аргументов, а на основании приведения недостоверных фактов. Исходя из этого, я делаю вывод, что приказ об увольнения является единственным подходящим средством для этого проступка. Когда сторона сознательно вводит в заблуждение суд системы «права справедливости», с тем чтобы обеспечить несправедливое тактическое преимущество, она утрачивает свое право на справедливую помощь. В противном случае, мошенничество будет вознаграждено, и традиция уважения и беспристрастия, которая характеризирует судебный процесс в этом суде, будет под угрозой[16]».

В настоящее время все больше и больше клиентов, а также адвокатов наказываются за неподобающее поведение адвокатов.

Подобно вопиющему предложению о даче ложных показаний, сознательное создание заведомо неправильного представления о факте является еще одним способом для адвоката ввести суд в заблуждение. Когда адвокат знает, что суд действует на основании ошибочного предположения и активно поддерживает ложное представление, адвокат виновен во введении суда в заблуждение. Примером такого неприемлемого поведения может послужить какое-либо обстоятельство, при котором судья называет свидетеля ненадлежащим названием (т.е. сертифицированного главного бухгалтера называет дипломированным аудитором или обращается к ответчику как к главному инспектору, когда он был понижен в должности до сержанта[17]) и при этом его никто не исправляет. Неисправление ложного заявления или представления является нарушением обязанности адвоката о раскрытии.

Введение суда в заблуждение по правовым вопросам. В соответствии с нашим обязательством намеренно не вводить в заблуждение суд по доказательственным вопросам, адвокат не может неправильно формулировать закон. Адвокаты находятся под прямым обязательством полного представления информации о всех обязательных авторитетах, имеющих отношение к делу. Это означает, что все такие авторитеты по существу должны быть представлены перед судом, независимо от того поддерживают они или подрывают позицию, аргументированную стороной, даже если адвокат противной стороны не привел такие авторитеты[18]. Этот элемент обязанности включает привлечение внимания судьи к любым совершенным юридическим ошибкам, чтобы их исправить. Эту обязанность, однако, не следует неверно толковать как требование от адвоката представить беспристрастную интерпретацию закона. На самом деле, адвокаты обязаны различать те авторитеты, которые не поддерживают позицию их клиента. Таким образом, в то время как адвокат не должен помогать противнику, и ему разрешается хранить молчание по некоторым вопросам, ему запрещается активно вводить суд в заблуждение. Это обязательство применяется к оспариваемым делам и делам, рассматриваемым не по спору между сторонами.

(В)

ОБЯЗАННОСТЬ АДВОКАТА ДЕЙСТВОВАТЬ С ЧЕСТЬЮ И ПРОФЕССИОНАЛИЗМОМ, СОХРАНЯЯ ПРИ ЭТОМ СВОЮ ВСЕОБЪЕМЛЮЩУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЦИВИЛИЗОВАННОГО ПОВЕДЕНИЯ

Адвокаты это должностные лица суда и, как таковые, должны действовать с честью и профессионализмом, сохраняя при этом свою всеобъемлющую ответственность за обеспечение цивилизованного поведения. Эта вторая ветвь обязанностей адвоката в суде охватывает ряд областей, которые включают в себя: (1) избегать действий, препятствующих правосудию; (2) проявлять уважение к суду; и (3) вести себя цивилизованно в отношениях с другими.

(1)               Избегать действий, препятствующих правосудию. Адвокаты должны избегать действий, препятствующих правосудию, которые включает в себя использование преимуществ или действия без справедливого предупреждения о неточностях, нарушениях или ошибках со стороны других адвокатов.[19] Наиболее свежий пример действий, препятствующих правосудию, был в деле «Шрейбер против Марлуни».[20] В этом деле адвокат г-на Шрейбера согласился не получать заочное решение суда в отношении г-на Малруни. Несмотря на это соглашение, решение в отношении г-на Малруни было получено заочно. Отложив заочное решение суда, судья Ньюболд заявил:

(5)               [Адвокат г-на Шрейбера] нарушил свое соглашение с [Адвокатом г-на Малруни], когда он требовал вынесение заочного решения. Это было вопиющее нарушение, которое [Адвокат г-на Шрейбера] не имел права совершать, и г-н Шрейбер не имел права поручать своему адвокату совершить его.

(6)                [Адвокат г-на Шрейбера] не предоставил никакого предварительного уведомления [Адвокату г-на Малруни], что он собирается требовать вынесения решения в отношении ответчика заочно или проводить заочное рассмотрение дела. В обстоятельствах данного дела совершенно очевидно, что он должен был сделать это. Это представляет собой действия, препятствующие правосудию, которые не должны быть оправданы. В то время как «Принципы цивилизованности для адвокатов» опубликованные Сообществом адвокатов, не действуют в качестве закона, отсутствие уведомления [Адвокату г-на Малруни] нарушило эти принципы цивилизованности. Невероятно, но даже после того, как [Адвокат г-на Шрейбера] предоставил инструкцию для получения заочного решения, 24 июля 2007 года он написал нам о том, что он предполагает, что еще были промежуточные вопросы, которые будут рассматриваться без разглашения заочного рассмотрения дела. [Адвокат г-на Шрейбера] признал, что его клиент не сказал ему не предоставлять [Адвокату г-на Малруни] уведомление заранее или позже, поэтому эти действия [Адвокат г-на Шрейбера] предпринял от своего имени.[21]

Такой неучтивый поступок и нарушение обязанностей позже были санкционированы через требование возместить затраты, выдвинутое в отношении клиента и его адвоката, лично.

В дополнение к опущению неточностей, такие всеобъемлющие обязанности адвоката в суде требуют от адвокатов воздерживаться от оказания влияния на решения или действия судов или трибуналов любым способом, кроме открытого убеждения. Это правило распространяется как в пределах, так и за пределами помещения суда. Адвокаты не могут делать заявлений о нечестности, если у них нет доказательств, подтверждающих такие обвинения, и не должны вмешиваться в отправление правосудия.

(2)               Проявление уважения к суду. Адвокаты должны уважать суд. Уважение проявляется во всех формах – готовность и своевременность являются одним из аспектов рассмотрения дела. Знание фактов и законодательства, применимого к Вашему делу, и знание позиции Вашего клиента является наиболее фундаментальным проявлением уважения к судебному процессу. Эта обязанность перед судом, по сути, перекрывает обязанность быть компетентным по отношению к клиенту.

Адвокат не должен злоупотреблять судебным процессом. Адвокат не должен необоснованно подавать иск или выступать в качестве защиты по иску, для которых не существует никаких законных оснований.[22] В частности, когда адвокат знает, что не существует никаких оснований для иска клиента, но все таки подает иск по какой-то другой причине, это является злоупотреблением судебным процессом. В Соединенном Королевстве, например, где существует намеренное злоупотребление процессом со стороны адвоката, который подает иск без законных оснований, суд назначает санкции против адвоката. В одном деле, расходы были возложены на адвоката, который подал иск, «явно некомпетентный и не имеющий никакого значения».[23] В другом деле, расходы были возложены, когда адвокат должен был знать, что аргумент был необоснованным.[24]

Кроме того, адвокат не должен тратить время на не относящиеся к делу факты, даже если это предложено клиентом, и не должен выдвигать необоснованных и недобросовестных возражений. Кроме того, не следует принимать всерьез запросы на отсрочку. Отсрочка дел может вызвать нарушения в судебных заседаниях, неудобства для присяжных и свидетелей, а также, в результате истечения времени, вызвать проблемы с воспоминаниями свидетелей о деталях дела. По существу, отсрочка расходует судебные ресурсы.

Неявка в суд является общим невыполнение обязанностей адвоката перед судом. Неявка адвоката в суд по инструкции клиента (либо потому, что иск не будет оспариваться или клиент не хочет тратить дополнительные деньги по разным причинам) не является редким явлением. Тем не менее, несмотря на инструкции клиента, адвокат обязан явиться в суд, если он или она является адвокатом по делу, чье имя занесено в протокол судебного заседания.[25]

Явка в суд с опозданием, хотя и очень раздражает и является пустой тратой времени, как правило, не является поведением, которое считается вопиющим и пренебрегающим обязанности адвоката. Тем не менее, на наш взгляд, медлительность является нарушением обязанности адвоката в суде, потому что, помимо всего прочего, вызывает задержку и нарушения в судебном процессе. Опоздание влияет на отправление правосудия. Например, в деле «ЛСУК» против Дука» судебная коллегия Сообщества адвокатов определила, в частности, что адвокат нарушил свои обязанности в суде, опоздав на 25 минут на рассмотрение собственного ходатайства, когда это ходатайство было уже отклонено.[26] В другом случае, тот же адвокат позвонит адвокату истца в день, запланированный для судебного слушания, чтобы сообщить ему, что он не сможет присутствовать, потому что он должен присутствовать на другом, ранее запланированном слушание. Судья отказал в отсрочке и вынес судебное решение против клиента адвоката.

(3)               Цивилизованное поведение в отношениях с другими. В отношениях с другими лицами адвокат должен проявлять вежливость, цивилизованность и действовать добросовестно в отношении всех лиц, с которыми он или она имеет дело на протяжении своей деятельности.[27] Такое цивилизованное поведение распространяется на лиц, занятых в юридической профессии, и лиц, которые являются неотъемлемой частью нашего правового процесса.

Обязанность адвоката быть цивилизованным в отношении адвоката оппонента, включает в себя следующие виды поведения:

—        обязанность не участвовать в ожесточенных прениях с адвокатом оппонента или иным образом не участвовать в недостойном или грубом поведении;

—        обязанность быть честным и правдивым в отношении адвоката оппонента; и

—        быть доброжелательным и гибким в отношении составления графика слушаний и текущих вопросов.

Ожесточенные прения с адвокатом оппонента проявляются во всех формах – сарказм, запугивание, хамство и необоснованные личные нападки. Один подходящий пример личной нападки снова имел место в деле «Шрейбер против Малруни», описанном выше. Адвокат г-на Шрейбера написал адвокату г-на Малруни. В его письме говорилось:

Ваше письмо не заслуживает ответа. Ваше поведение на прошлой неделе было неуместным и неэтичным, и достойным применения санкций со стороны Сообщества адвокатов. Ваше письмо является не более чем слабой и жалкой попыткой скрыть свое позорное поведение или, как говорят в просторечии, «попыткой прикрыть свою задницу».

Я взял на себя смелость направить копию данного письма управляющему партнеру вашей фирмы, потому что я уверен, что Вы сохранили события прошлой недели и наш недавний обмен корреспонденцией в пределах Вашей фирмы.[28]

Майкл Код выделил четыре различных способа, посредством которых цивилизованность влияет на нашу правовую систему: (a) когда отсутствие цивилизованности принимает форму личных нападок в отношении компетентности и добросовестности адвоката, адвокат отвлекается от своей работы планирования и подготовки доказательств для судебного разбирательства; (b) личная язвительность между адвокатами не позволяет судье сосредоточиться на реальных вопросах; (c) личная язвительность между адвокатами излишне удлиняет судебное разбирательство; (d) законность нашей правовой системы теряется, если адвокаты имели возможность вести себя нецивилизованно на открытом слушании.[29] Делая упор на последнем пункте, открытый суд обеспечивает доступ общественности к судебной системе, позволяющий им высказывать свое мнение и критиковать адвокатов и судей. Такое поведение подрывает общее уважение всех граждан к закону и судебному процессу, что имеет важное значение для дальнейшего функционирования демократического общества.

Адвокат также обязан поддерживать честные отношения с адвокат оппонента. Невыполнение этого обязательства имело место в деле «ЛСБК» против Джеффри». В этом случае в ходе судебного процесса, сотрудник суда проинструктировал адвоката о том, что судебный процесс, который должен был начаться через три дня, был исключен из списка дел к слушанию.[30] Адвокат обязался проинформировать адвоката оппонента. Тем не менее, в надежде на достижение соглашения с ответчиком, адвокат не проинформировал сразу адвоката оппонента, а вместо этого направил ему пересмотренное предложение об урегулировании. Адвокат оппонента впоследствии узнал из другого источника о том, что судебное слушание было отложено. Дисциплинарная коллегия посчитала, что адвокат был обязан перед судом немедленно передать информацию. Она отклонила аргумент о том, что эта «ситуация аналогична ситуации, когда адвокат обладал информацией, разработанной в ходе состязательного процесса, для ее использования в пользу своего клиента».[31]

Обязанность адвоката проявлять цивилизованность распространяется на тех лиц, которые являются неотъемлемой частью нашего правового процесса – такие, как свидетели. Как и наш долг по отношению к адвокату оппонента, адвокаты обязаны относиться к свидетелям с цивилизованностью и учтивостью. Они не должны притеснять, унижать или активно запугивать свидетеля. Несоблюдение этой обязанности было наглядно продемонстрировано в деле «ЛСБК против Ивачник». В этом деле адвокат в гражданском споре запугал двух свидетелей, а также потребовал от Адвоката короны предъявить обвинения против свидетелей, чтобы помешать им приехать в Канаду для дачи показаний против его клиентов. На судебном пересмотре решения дисциплинарной коллегии, Апелляционный суд Британской Колумбии отметил, что «действия, направленные на подавление доказательств, представляют собой «серьезное вмешательство в отправление правосудия» и являются противоправным поведением, которое нарушает основу обязанности адвоката перед судом…».[32]

Что касается наших собственных свидетелей, адвокаты должны консультировать свидетелей по вопросам обращения в суд и информировать их о процедурах, которые следует соблюдать при выявлении их показаний. Кроме того, мы можем привлечь их внимание к соответствующим вопросам, помочь освежить их воспоминания, обращаясь к известным фактам или другим доказательствам, и подготовить их к противостоянию враждебному перекрестному допросу. Однако, мы не можем, склонить к даче ложных показаний, убедить свидетелей избегать получение повесток или затруднить доступ к свидетелям для других сторон. Хотя мы должны подготовить свидетелей, мы не должны подсказывать свидетелям что говорить или советовать им манипулировать или не предоставлять доказательства. В общем, как это изложено в части 2А настоящего дискуссионного документа, мы не должны допускать, чтобы свидетели были представлены вводящим в заблуждение способом.

(С)

обязанность адвоката просвещать клиентов о судебных процессах в интересах содействия укреплению доверия общественности к отправлению правосудия

Эта третья ветвь обязанности адвоката в суде требует от адвоката просвещать клиентов о судебных процессах в интересах укрепления доверия общественности к отправлению правосудия. Мы должны просвещать клиентов о рамках закона, а также о наших профессиональных обязанностях. Мы разделяем ответственность за обеспечение того, чтобы более широкое общество знало и понимало закон и ценности, выдвигаемые нормами права. Каждый адвокат должен приложить усилия для информирования общественности о нашей судебной системе и значимости адвокатов, судей, присяжных заседателей, а также многих других участников системы.

(3)

Имеет ли обязанность адвоката перед судом первостепенное значение перед всеми другими обязанностями?

Существует мнение, что обязанность адвоката перед судом может вступать в противоречие с другими обязанностями адвоката, такими как обязанности адвоката перед его или ее клиентом. В то время как теоретический анализ имеет важное значение, в практическом плане соответствующие обязанности устанавливают границы состязательного процесса. По нашему мнению, в конечном счете, нарушение обязанности перед судом на самом деле наносит ущерб интересам клиента. Обоснованное поведения, которое не согласуется или подрывает обязанность перед судом под предлогом наличия обязанности перед клиентом, достаточно простое, сомнительное.

Канада. В своей недавней статье по этике пропаганды Гэвин Маккензи говорит, что обязанность адвоката перед клиентом и обязанность адвоката перед судом одинаково значимы. Он пишет:

В Соединенных Штатах обязанность перед клиентом, как правило, рассматривается в качестве основной обязанности адвоката, в то время как в Великобритании обязанность перед судом имеет преимущественное значение. В наших правилах, обоим обязанностям уделяется одинаковое внимание – что может сделать этический выбор в адвокатской деятельности более трудным в нашей судебной практике.[33]

По нашему мнению, адвокат должен делать то, что он или она может сначала оценить, независимо от наличия конкурирующих обязанностей, по сути, попытаться обеспечить соблюдение обязанности перед судом в качестве преобладающей. Дело «Шрейбера против Малруни» является хорошим примером такого анализа. Опять же, факты таковы, что адвокат г-на Шрейбера решил не получать заочное решение суда против г-на Малруни, но сделал это в любом случае. В результате, адвокат г-на Малруни ходатайствовал об отложении заочного решения. В ходе судебного разбирательства адвокат г-на Шрейбера написал скандальное сообщение адвокату г-на Малруни, обвиняя его в неэтичном поведении, и направил копию письма членам адвокатского сословия, а также управляющему партнеру юридической фирмы адвоката. При возложении затрат на г-на Шрейбера и его адвоката, лично, за такое вопиющее поведение, судья Ньюболд прокомментировал конкурирующие обязанности адвоката:

[29] Поведение [Адвоката г-на Шрейбера], которое я описал в моих причинах от 3 августа 2007 года в качестве вопиющего и неправильного, является достаточным основанием для вынесения постановления о том, что расходы должны быть оплачены лично им. Во время спора о расходах, [Адвокат г-на Шрейбера] сказал, что, считая свои действия правильными, если бы он и был виноват, то только в ошибке суда проинформировать [Адвоката г-на Малруни] о своих инструкциях проинформировать г-на Малруни заочно и перейти к заочному рассмотрению дела. Он сказал, что ему не было ясно, какая обязанность имеет преимущество, когда обязанность адвоката перед его клиентом противоречит обязанности перед другими адвокатами и судом.

[30] На мой взгляд, в обстоятельствах данного дела не должно быть никакого конфликта между этими обязанностями. Обязанность [Адвоката г-на Шрейбера] перед его клиентом заключалась в том, чтобы полностью проинформировать своего клиента о согласии не выносить заочное решение против г-на Малруни и сообщить ему, что он не может так потупать. Так как адвокат этого не сделал, это привело к ненужным расходам г-на Шрейбера. В этом случае г-н Шрейбер хотел провести заочное разбирательство, но это не ответ. Адвокат не может полагаться на инструкции клиента в качестве защиты, если адвокат действовал не в соответствии с целями судебной системы, а в основном отказался следовать инструкциям, что представляет собой проступок. См. Оркин, Закон о расходах, 2-е изд., пункт 220.2.

Иными словами, адвокат не должен ставить под угрозу свои профессиональные стандарты, чтобы угодить клиенту. Как видно в деле Шрейбера, в конечном итоге это не помогло делу клиента. В этом смысле, есть ли основания на самом деле рассматривать вопрос о том, какая обязанность имеет первостепенное значение?[34]

Рассмотрим опыт в других юрисдикциях.

Британия. В отличие от Соединенных Штатов, где обязанность перед клиентом преобладает над обязанностью перед судом, в Великобритании, обязанность перед судом является доминирующей обязанностью. Одна из наиболее часто цитируемых цитат относительно этого вопроса принадлежит Лорду Деннингу в деле «Рондел против Уорсли», в которой он заявляет:

[Адвокат] имеет обязанность перед судом, которая имеет первостепенное значение. Ошибочно полагать, что он является рупором своего клиента, чтобы сказать, что он хочет, или его инструментом, чтобы делать то, что он приказывает. Он не является ни одной из этих вещей. Он должен быть верен высшей цели. Это дело истины и справедливости. Он не должен сознательно неправильно представлять [как в оригинале] факты. Он не должен сознательно скрывать правду … Он должен применять все соответствующие полномочия, даже те, которые против него. Он должен видеть, что его клиент раскрывает, если приказано, соответствующие документы, даже те, которые являются фатальными для его дела. Он должен игнорировать самые конкретные указания своего клиента, если они вступают в противоречие с его обязанностью перед судом. Кодекс, который обязывает адвоката так поступать, это не свод законов. Это кодекс чести. Если он его нарушает, он нарушает правила профессии и подлежит применению дисциплинарных мер.[35]

Это рассуждение имеет смысл. Можно утверждать, что важным компонентом нашей системы правосудия является состязательный подход к вопросам, который помогает судье в достижении справедливого и разумного решения. Если бы применялся бессмысленный и чисто партизанская подход, правда, почти наверняка была бы скрыта. В этом случае, решения по спорам не были бы, на наш взгляд, справедливыми или законными, и общественность быстро утратила бы уверенность в отправлении правосудия.

В то время как барристер должен быть бесстрашным в продвижении дела клиента, почти наверняка существуют границы, будь то посредством Правил гражданского судопроизводства, Кодекса профессионального поведения или нормативных ограничений, информирующих адвокатов и сообщающих их роль в нашей системе правосудия. Таким образом, если обязанности адвоката отходят на второй план, обязанность адвоката перед судом должна преобладать над обязанностью адвоката перед клиентом при рассмотрении примеров, которые близки к границам.

Австралия и Новая Зеландия. Австралия и Новая Зеландия следуют по стопам Великобритании. В то время как обязанность перед судом и обязанность перед клиентом признаются, в теории ясно, что конфликт будет решен в пользу суда:

Выполнение адвокатом его первоочередной обязанности перед судом будет требовать от него действовать различными способами не в интересах своего клиента. Адвокат не должен вводить в заблуждение суд, неоправданно клеветать любую из сторон или свидетелей, или предоставлять документы и выполнять полномочия, которые отвлекают от дела его клиента. … Обязанность барристера перед судом не создает такой конфликт с его обязанностью перед его клиентом, в этом виновата разделительная граница между этими обязанностями, которая неясна. Обязанность перед судом имеет первостепенное значение и должна быть выполнена, даже если клиент дает противоположные указания. Скорее, обязанность барристера перед судом олицетворяет собой тот факт, что ход судебного процесса зависит от осуществления адвокатом независимого усмотрения или решения суда при ведении дела, в котором он является знатоком, не только для успеха его клиента, но и для быстрого и эффективного отправления правосудия. При выборе и ограничении количества вызываемых свидетелей, в решении, какие вопросы будут заданы в перекрестном допросе, какие темы будут рассмотрены и какие пункты закона будут применены, адвокат принимает независимое решение, так чтобы суд не потратил лишнее время на рассмотрение дела, несмотря на то, что клиент может пожелать рассматривать все вопросы в мельчайших деталях.[36] 

(4)

СЦЕНАРИИ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

Следующие два сценария обсуждения фактов приняты из Американского колледжа судебных адвокатов, Обучение по программе Судебная этика – Канадское руководство.[37]

  1. Против важного клиента юридической фирмы, старшим партнером которой Вы являетесь, который является также другом, подан иск, в котором истец требует возврата причитающихся денег и принятия обеспечительной меры, в том числе судебный приказ о наложении ареста на некоторые из активов клиента. Клиент говорит Вам, что он должен деньги и не имеет никакой защиты по иску, но ему нужно отложить иск насколько это возможно, потому что немедленное судебное решение может привести к личному и финансовому краху и чрезвычайному позору. Он выразил надежду, что другие нерешенные деловые сделки позволят ему оплатить задолженность перед его кредиторами в установленном порядке, и он просит Вас сделать все возможное, чтобы оттянуть иск и предотвратить принятие обеспечительной меры, и отложить решение, пока он не приведет свои дела в порядок.

Принимайте одни и те же факты, за исключением того, что Вы уже пятый год являетесь сотрудником фирмы и будете рассмотрены для партнерства в течение шести месяцев. Партнер, который входит в состав Правления фирмы, рассказывает о проблемах клиента и поручает Вам решить данный вопрос.

Как Вы поступите в каждом случае?

  1. С Вами консультируются два брата среднего возраста, которые очень похожи. Они были в клубе в последнее время и неоднократно были подвергнуты приставаниям пьяного незнакомца. Джон является успешным инвестиционным банкиром. В результате его успеха, он владеет несколькими необеременными объектами недвижимости в центре города. В тот вечер Джон бросил пустую бутылку пива в человека, как раз перед закрытием. Она попала ему в висок и он упал на стул. Он скончался от полученных травм через пять дней, и семья подала гражданский иск против Джона. Бар был тускло освещен и идентифицировать человека, который бросил бутылку пива, будет проблемой. Брат Джона, Джим, который, сменил множество работ, в настоящее время безработный. Он не имеет каких-либо активов или доходов и хочет взять на себя ответственность за этот инцидент, чтобы его брат не нес никакой ответственности и не потерял все свои активы.

Что Вы посоветуете братьям? Можете ли Вы представлять интересы кого-либо из них?

Заключение

Обязанность юриста в суде затрагивает практически каждый аспект его или ее практики. Тем не менее, помимо наиболее очевидных случаев, определение, когда обязанности по отношению к клиенту являются вторичными, нежели обязанности перед судом, не всегда может быть предельно ясным. Целью данного документа было не только продемонстрировать трудности, с которыми могут столкнуться юристы в случае конфликта обязанностей, но и дать указания практикующим юристам при возникновении подобных ситуаций. Принимая во внимание различные обстоятельства и давление, связанные с профессией на сегодняшний день, практически нет сомнений в том, что новые и сложные проблемы будут иметь место. Есть надежда на то, что юристы будут лучше подготовлены для их решения, при наличии более полного понимания своего долга перед судом.

В примерах совместного вовлечения юристов, которые не уважают свой долг перед судом, мы рискуем усилить негативные стереотипы или просто расширить список разочарованных комментаторов из-за отсутствия вежливости и профессионализма. Тем не менее, обсуждаемые обязанности, на наш взгляд, имеют основополагающее значение для привилегии продолжения существования в качестве независимой и самодеятельной профессии. И, наконец, если существуют те, кто может не согласиться с подходом к обязанности перед судом, взаимодействие обязанностей и профессионализма, вероятно, определяет роль юриста в осуществлении правосудия и в служении общественным интересам.

ПРИЛОЖЕНИЕ A

ПРАВИЛА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ ПРАВОВОГО ОБЩЕСТВА ВЕРХНЕЙ КАНАДЫ

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРАВИЛА 4 – ОТНОШЕНИЯ С СИСТЕМОЙ ПРАВОСУДИЯ

Адвокатская деятельность 

4.01   (2) Действуя в качестве защитника, юрист не должен

  • злоупотреблять процессом судебного разбирательства путем инициирования или предпринятая процессуальных действий, которые, сами по себе являются юридическими, но четко мотивированы злобой со стороны клиента и привлекаются исключительно с целью причинения вреда другой стороне,
  • сознательно помогать или разрешить клиенту делать что-либо, что юрист считает нечестными или постыдным,
  • предстать перед судебным должностным лицом, когда юрист, помощник юриста или клиент имеют деловые или личные отношения с таким должностным лицом, которые приводят или могут обоснованно привести к давлению, влиянию или побуждению, влияющему на беспристрастность должностного лица,
  • стремиться или позволить кому-либо стремиться, прямо или косвенно, повлиять на решение или действие судебного процесса или любого из его должностных лиц, по любому делу или вопросу любым способом, кроме открытого убеждения в качестве защитника,
  • сознательно пытаться обмануть суд или повлиять на ход правосудия, предлагая ложные показания, представляя факты или закон в ложном свете, ссылаясь на ложную или вводящую в заблуждение присягу, утаивая то, что должно быть раскрыто или иным образом оказывая помощь в любом мошенничестве, преступности или незаконном поведении,
  • заведомо представлять содержание документа, показания свидетеля, суть аргумента, либо положения закона или полномочия в ложном свете,
  • заведомо утверждать как истинный факт, когда его истина не может быть обоснованно подтверждена доказательствами или в качестве вопроса, который должен быть принят во внимание суда,
  • сознательно воздерживаться от информирования суда о любом обязательном полномочии, которое непосредственно имеет отношение, и не было упомянуто противником,
  • отговорить свидетеля от предоставления доказательств или советовать свидетелю отсутствовать,
    • заведомо допускать свидетеля или сторону, которая будет представлена в ложном свете или вводящем в заблуждение или выдавать ее за другого,
  • злоупотреблять, грубить или преследовать свидетеля без надобности
    • при представлении заявителя или потенциального заявителя, пытаться получить выгоду для заявителя, угрожая уголовным обвинением или предлагая требование или обеспечение отмены уголовного обвинения, и
  • причинять неудобства свидетелю без надобности

Вежливость

4.01   (6) Юрист должен быть вежливым, культурным и действовать добросовестно в отношении суда и в отношении всех лиц, с которыми юрист имеет дело в ходе судебного процесса.

Поощрение уважения к осуществлению правосудия

4.06   (1) Юрист должен поощрять общественное уважение и попытаться улучшить осуществление правосудия.

ПРИЛОЖЕНИЕ B

ПРАВИЛА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ ПРАВОВОГО ОБЩЕСТВА ВЕРХНЕЙ КАНАДЫ

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРАВИЛА 6 – ОТНОШЕНИЕ К ОБЩЕСТВУ И ДРУГИМИ ЮРИСТАМИ

Беспристрастность

6.01 (1) Юрист должен вести себя таким образом, чтобы сохранить беспристрастность профессии.

Вежливость и добросовестность

6.03 (1) Юрист должен быть вежливым, культурным и действовать добросовестно в отношении всех людей, с которыми юрист имеет дело в ходе его или ее практики.

6.03 (2) Юрист должен давать согласие на разумные запросы относительно сроков судебного разбирательства, переносов, отказа от процедурных формальностей и других подобных вопросов, которые не затрагивают права клиента.

6.03 (3) Юрист должен избегать уклончивого или хитрого поведения без нарушения законов, но на грани этики, а также не должен использовать в своих интересах или действовать без справедливого предупреждения с помощью обмолвок, нарушений или ошибок от имени других лицензиатов, которые не имеют отношения к существу дела или не сохраняют права клиента.

Сообщения

6.03 (5) Юрист не должен в процессе профессиональной практики отправлять корреспонденцию или иным образом доводить до клиента, другого лицензиата или любому другому лицу в манере, которая является оскорбительной или иным образом несовместимой с правильным тоном профессионального общения с юристом

ПРИЛОЖЕНИЕ C

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРИНЦИПОВ ВЕЖЛИВОСТИ ПРАВОВОГО ОБЩЕСТВА

ЧАСТЬ I — ОТНОШЕНИЯ С АДВОКАТОМ ПРОТИВНОЙ СТОРОНЫ

Общее руководство касательно отношений с адвокатом противной стороны

  1. Адвокат должен всегда быть вежливым и культурным с адвокатом, задействованным другой стороной судебного процесса или спора. Ответственностью адвоката является требование от тех, кто под его контролем, вести себя вежливо и учтиво, а также.

  1. Адвокат всегда должен быть честным и правдивым с адвокатом противной стороны.

 Сотрудничество с адвокатом противной стороны

  1. Адвокат должен избегать ненужной практики частных ходатайств или иного судебного вмешательства путем переговоров и согласования с адвокатом противной стороны всякий раз, когда это возможно.

 Поведение, которое подрывает сотрудничество между адвокатами

  1. Адвокат должен избегать уклончивого или хитрого поведения без нарушения законов, но на грани этики. Адвокат не должен злоупотреблять или действовать без честного предупреждения в отношении адвоката противной стороны с помощью обмолвок, нарушений, ошибок или невнимательности.
  2. Адвокат не должен ложно позиционировать возможность урегулирования в качестве средства представления доказательств или задержки судебного разбирательства.
  3. В соответствии с Правилами судопроизводства, адвокат не должен инициировать любое неисполнение или увольнение без предварительного уведомления адвоката противоположной стороны, предполагая, что личность адвоката противоположной стороны известна.

Поведение при расследовании для представления доказательств

  1. Адвокат, в ходе расследования для представления доказательств, должен всегда вести себя так, как будто при этом присутствует судья. Это подразумевает избежание неуместных возражений на вопросы, невежливых разговоров между адвокатами и чрезмерных перерывов в процессе расследования.

  1. Адвокат не должен задействовать в расследование для представления доказательств, в которых нет необходимости для установления фактов или сохранения свидетельских показаний, а скорее всего предназначены для наложения финансового бремени на противоположную сторону.

Действия навстречу от адвоката противной стороны

  1. Адвокат, а не клиент, имеет исключительное право по своему усмотрению определять соглашения для представления адвокату противной стороны по всем вопросам, непосредственно не затрагивающим существа дела или ущемляющим права клиента. Это подразумевает, но не ограничивается ими, разумные просьбы о продлении сроков, отсрочки и признания фактов. Адвокат не должен соглашаться на требования клиента, которые он или она выдвигает грубым или неуступчивым образом в отношении адвоката противной стороны.
  2. Адвокат должен воздерживаться от создания препятствий в отношении любого расследования или судебного процесса.
  3. В соответствии с применимыми правилами судопроизводства, адвокат должен предоставить адвокату противной стороны, по обоснованному запросу, возможность заранее проверить все доказательства или все не порочащие доказательства.

ЧАСТЬ II – СВЯЗИ С ДРУГИМИ

Связи с органами правосудия за пределами суда

  1. В целом, если это специально не предусмотрено Правилами судопроизводства, направление судопроизводства или уведомление к лицу профессии, адвокат не должен напрямую общаться с судьей внесудебном порядке касательно незаконченного процесса, если не будет предложено или указано сделать это по решению суда.

ЧАСТЬ III – ВЕДЕНИЕ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

  1. Адвокат должен избегать враждебного и несдержанного общения с адвокатом во все времена, особенно близко к судебному разбирательству, когда уровень стресса высок. Такое общение будет только ухудшаться в дальнейшем в ходе судебного разбирательства и отрицательно влиять на осуществление правосудия в отношении судебного дела.

Во время судебного разбирательства

  1. Если суд вынес решение по делу, адвокат ни в коем случае не должен пытаться повторно оспорить или пытаться обойти последствия постановления другими средствами.

  1. Адвокат никогда не должен пытаться получить судебные доказательства, которые являются неправильными. Если адвокат намерен привести доказательства, в отношении которых могут возникнуть вопросы допустимости, то адвокат должен предупредить адвоката противной стороны и суд о таком намерении.

  1. Адвокат не может закрывать глаза на использование лжесвидетельства и если адвокат узнает о представлении ложных показаний в любое время, он должен немедленно обратиться за согласием клиента, чтобы довести этот факт до сведения суда. В противном случае, адвокат должен отстраниться. Нет ничего более несовместимого с ролью адвоката, чем продвижение дела клиента в суде, прямо или косвенно, на основе лжесвидетельства.
  2. Адвокат или любой член его фирмы не должны давать показания, имеющие отношение к любому спорному вопросу в суде.

  1. Адвокаты должны внимательно относиться к временным рамкам, которые они согласовали или которые были наложены судом.

ЧАСТЬ IV — ОТНОШЕНИЯ АДВОКАТА С ОРГАНАМИ ПРАВОСУДИЯ

Что могут судьи ожидать от адвоката

  1. Судьи вправе рассчитывать на то, что адвокат будет относиться к суду с откровенностью, справедливостью и вежливостью.
  2. Судьи вправе рассчитывать на то, что адвокат в силу своей подготовкой и опыта является компетентным лицом, чтобы справиться с вопросом перед судом.
  3. Несмотря на то, что стороны вовлечены в состязательный процесс, судьи вправе рассчитывать на то, что адвокат будет помогать суду при осуществлении правосудие в отношении дела.
  4. Судьи вправе рассчитывать на адвоката в помощи при поддержании достоинства и приличия в зале суда и в процессе осуществления их профессии, а также избежания беспорядка и нарушения.
  5. Судьи вправе рассчитывать на пунктуальность адвоката, надлежащий внешний вид и достаточную подготовку по всем вопросам перед судом.
  6. Судьи могут рассчитывать на то, что адвокат надлежащим образом проинструктирует своих клиентов в отношении поведения в зале суда, а также соответствующих судебных разбирательств. Адвокат, как ожидается, принимает какие шаги, которые необходимо предпринять, чтобы отговорить клиентов и свидетелей от провоцирования беспорядка или нарушения в зале суда.
  7. Судьи вправе рассчитывать на то, что адвокат в своих публичных заявлениях не будет участвовать в личных нападениях на органы правосудия или несправедливо критиковать судебные решения.

ПРИЛОЖЕНИЕ D

ВЫДЕРЖКИ ИЗ КОДЕКСА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ КАНАДСКОЙ АССОЦИАЦИИ АДВОКАТОВ

ПРАВИЛО

Действуя в качестве защитника, адвокат должен обращаться к суду или трибуналу с вежливостью и уважением, а также должен представлять клиента решительно, честно и в рамках закона.

Комментарии

Руководящие принципы

  1. Обязанностью адвоката в отношении клиента является «бесстрашное затрагивание всех вопросов, обсуждение каждого аргумента и уточнение всех вопросов, даже неприятных, которые, по его мнению, помогут делу его клиента», а также попытаться «получить для своего клиента пользу от любого и каждого средства и защиты, разрешенных по закону» всегда должен быть оправдан справедливыми и честными средствами, без незаконности и в соответствии с обязанностью адвоката относиться к суду с откровенностью, справедливостью, вежливостью и уважением.

 Запрещенное поведение

Юрист не должен, например:

  • злоупотреблять процессом судебного разбирательства путем инициирования или совершения процессуальных действий, которые, сами по себе являются юридическими, но четко мотивированы злобой со стороны клиента и привлекаются исключительно с целью причинения вреда другой стороне,
  • сознательно помогать или разрешать клиенту делать что-либо, что юрист считает нечестными или постыдным,
  • предстать перед судебным должностным лицом, когда юрист, помощник юриста или клиент имеют деловые или личные отношения с таким должностным лицом, которые приводят или могут обоснованно привести к давлению, влиянию или побуждению, влияющему на беспристрастность должностного лица,
  • стремиться или позволить кому-либо стремиться, прямо или косвенно, повлиять на решение или действие судебного процесса или любого из его должностных лиц, по любому делу или вопросу любым способом, кроме открытого убеждения в качестве защитника,
  • сознательно пытаться обмануть суд или повлиять на ход правосудия, предлагая ложные показания, представляя факты или закон в ложном свете, ссылаясь на ложную или вводящую в заблуждение присягу, утаивая то, что должно быть раскрыто или иным образом оказывая помощь в любом мошенничестве, преступности или незаконном поведении,
  • заведомо представлять содержание документа, показания свидетеля, суть аргумента, либо положения закона или полномочия в ложном свете,
  • безрассудно выдвигать идеи свидетелю или такие, что которые являются ложными. Лицо, проводящее перекрёстный допрос, может изложить любую гипотезу о том, что честно было предположено в результате разумного логического вывода, опыта или интуиции;
  • сознательно воздерживаться от информирования суда о любом обязательном полномочии, которое непосредственно имеет отношение, и не было упомянуто противником,
  • отговорить свидетеля от предоставления доказательств или советовать свидетелю отсутствовать,
    • заведомо допускать свидетеля или сторону, которая будет представлена в ложном свете или вводящем в заблуждение или выдавать ее за другого,
  • злоупотреблять, грубить или преследовать свидетеля без надобности
  • причинять неудобства свидетелю без надобности

 Ошибки и искажения

  • Юрист, который по незнанию сделал или не в состоянии сделать то, что, если сделано или опущено сознательно, было бы нарушением данного Правила, и обнаруживает это, имеет обязательство перед судом, в соответствии с Правилом, имеющим отношение к конфиденциальной информации, раскрывать ошибки или искажения, а также делать все, что может быть разумно сделано при таких обстоятельствах, чтобы исправить это.

Обязанность отстраниться

Если клиент желает осуществлять действия, которые повлекут за собой нарушение этого Правила, юрист должен отказаться и делать все разумно возможное, чтобы предотвратить это. Если клиент настаивает на таких действиях, юрист должен, в соответствии с Правилом в отношении отстранения, отстраниться или просить разрешения суда на отстранение.

Юристы в качестве свидетелей

  • Адвокат, который выступает в качестве защитника, не должен предоставлять собственные показания под присягой юриста или давать показания перед трибуналом, если только это не разрешено местным правилом или практикой, или в сугубо формальных или неопровержимых вопросах. Это также относится к партнерам и помощникам юриста; в целом, они не должны давать показания в никаких судебных разбирательствах, кроме как только для формальных вопросов. Юрист не должен выражать личное мнение или убеждения, или утверждать как факт все, что является предметом правового доказательства, перекрестного допроса или обжалования. Юрист не должен на практике быть свидетелем без присяги или оспаривать собственную правдивость юриста в суде. Юрист, который является важным свидетелем, должен давать показания и поручить ведение дела кому-то другому. Кроме того, юрист, который был свидетелем в разбирательстве, не должен выступать в качестве защитника в любой апелляции по решению, выдвинутому в таких разбирательствах. Не существует ограничений прав юриста в отношении перекрестного допроса другого юриста, а юрист, который не выступает в качестве свидетеля, не должен ожидать особого отношения по причине профессионального статуса.

Допрос свидетелей

  1. Юрист может получать информацию от любого потенциального свидетеля (будь то в соответствии с повесткой в суд или нет) надлежащим образом, но должен раскрывать интерес юриста и не искажать или утаивать какие-либо доказательства или сбивать свидетеля с пути. Юрист не должен обращаться или иметь дело с противоположной стороной, которая имеет профессионального представителя, за исключением случаев, когда предоставлено согласие юриста этой стороны.

Юрист, сохраняющий за собой право действовать по вопросу с участием корпорации или организации, которая представлена другим юристом, не должен обращаться к

  • директору, должностному лицу, или лицу, вероятно, участвующему в процессе принятия решений для корпорации или организации, или
  • работнику или агенту корпорации или организации, чьи действия или бездействия в связи с этим вопросом, возможно, приведут его к гражданской или уголовной ответственности в отношении этого вопроса,

за исключением тех случаев, когда юрист, представляющий интересы компании или организации, соглашается или как иным образом уполномочен или требуется по закону.

Недостойные судебные разбирательства

  1. Юрист никогда не должен отменять или отказываться от законных прав клиента (например, доступную защиту в рамках срока исковой давности) без информированного согласия клиента. В гражданских делах желательно, чтобы юрист избегал и препятствовал клиенту прибегать к легкомысленным или досадным возражениям или попыткам получить преимущество от промахов или оплошностей, не прибегая к реальным достоинствам, или к тактики, которая лишь замедлит или причинит беспокойство другой стороне. Такая практика может легко привести осуществление правосудия и юридическую профессию к ущербу репутации.

Обязанности

  1. Обязательства, предоставленные юристом перед судом или другим юристом в ходе судебного процесса или иного состязательного разбирательства, должны быть строго и скрупулезно выполнены. Если только явно не выражено в письменной форме иное, обязательством юриста является личное обещание и ответственность.

Обязательства рассматривания предоставленных доказательств

  1. Если правила суда или трибунала требуют от сторон предъявить документы или присутствовать в процессе рассмотрения предоставленных доказательств, юрист, действуя в качестве защитника, должен объяснить клиенту необходимость полного раскрытия всех документов, имеющих отношение к любому предмету спора, а также его обязанность ответить в меру знаний, информации и убеждений, на любой надлежащий вопрос, имеющий отношение к какому-либо предмету иска или обнаруженный по правилам суда или правилам трибунала; должен оказывать помощь клиенту в выполнении обязательства полного раскрытия и не должен делать необоснованных запросов о производстве документов или предоставлять необоснованные требования к информации при рассматривании предоставленных доказательств.

Вежливость

  1. Юрист должен всегда быть вежливым, культурным и действовать в духе доброй воли в отношении суда или трибунала и всех лиц, с которыми юрист имеет дело в ходе какого-либо иска или судебного разбирательства. Правовое неуважение к суду и профессиональная обязанность, указанная здесь, не являются идентичными, а также единой закономерностью грубого, провокационного или нарушающего поведения юриста, даже если не наказывается как неуважение, может заслуживать дисциплинарной меры.

Роль состязательного процесса

17.    В состязательных судебных разбирательствах функция юриста в качестве защитника открыто и обязательно односторонняя. Соответственно, юрист не обязан (за исключением случаем, когда это требуется по закону или в соответствии с пунктами 2 (h) или 7) оказывать содействие в состязательных или предварительных вопросах, умаляющих дело клиента. Когда противоборствующие интересы не представлены, например, в односторонних или безальтернативных вопросах, или в других ситуациях, когда невозможно получить полное доказательство и аргумент, присущий системе состязательности, юрист должен проявлять особую осторожность, чтобы быть точным, откровенным и понятливым, представляя дело клиента с тем, чтобы гарантировать, что суд не введен в заблуждение.

Общение со свидетелями

18.     Если в суде юрист должен соблюдать местные правила и практику, касающиеся общения со свидетелями, в отношении показаний свидетеля или какого-либо вопроса судебного разбирательства. Как правило, считается неуместным для адвоката, вызвавшего свидетеля для допроса этого свидетеля без разрешения суда, в то время как такой свидетель находится под перекрестным допросом

Договоры, гарантирующие взыскания

19. В гражданском судебном разбирательстве юрист обязан не вводить в заблуждение суд по поводу позиции клиента в состязательном процессе. Таким образом, если юрист, представляющий интересы клиента в судебном процессе, стал или является стороной договора, заключенного до или в ходе судебного разбирательства, в соответствии с которым истец гарантированно получает взыскание с одной или нескольких сторон, несмотря на решение суда, юрист должен раскрывать детали договора суду и другим сторонам.

Сфера применения Правила

20. Принципы настоящего Правила применяются в целом к юристу в качестве защитника и, следовательно, распространяются не только на судебные разбирательства, но и на выступления и разбирательства перед коллегией, административным трибуналом и другими органами, независимо от их функции или неформальности их процедур.


[1] См. рассмотрение вопроса в работе Джордана Ферлонга «Возобновление профессионализма: диагностирование нарушения профессионализма среди адвокатов и поиск средств решения» (Ключевые тезисы, предоставляемые Председательствующему десятого коллоквиума по адвокатуре в Онтарио 28 марта, 2008 г) онлайн:

<http://www.lsuc.on.ca/media/tenth_colloquium_furlong.pdf> на 2 стр.

[2] Там же, стр. 2-3.

[3] Родденберри E.В. «Как достичь профессионализма» (1953) № 44 «Журнал уголовного права, криминологии и полицейской науки» на 109 стр. цитируется в работе Джордана Ферлонга «Возобновление профессионализма: диагностирование нарушения профессионализма среди адвокатов и поиск средств решения» (Ключевые тезисы, предоставляемые Председательствующему десятого коллоквиума по адвокатуре в Онтарио 28 марта, 2008 г) онлайн:

<http://www.lsuc.on.ca/media/tenth_colloquium_furlong.pdf> на 2 стр.

[4] Королевский адвокат, Достопочтенный Патрик Дж. Лесаж «Профессионализм: Набор инструментов (Сессия VI: Как защитить свою профессиональную репутацию)» (6 июня 2006 г.) выдержка доступна на сайте:

<http://rc.lsuc.on.ca/jsp/pageFromCLE/loadPageCleMonth.do?id=46>.

[5] Королевский адвокат Дэвид В. Скотт, Доклад коллегии адвокатов Верхней Канады на собрании Целевой группы Фьючерс Рабочей группы по междисциплинарному сотрудничеству (сентябрь, 1998) цитируется в работе Пола Перелла «Элементы профессионализма» (Председательствующий судья Консультативного комитета Онтарио по профессиональному мастерству, июнь 2002 г.) на сайте:

<http://www.lsuc.on.ca/media/definingprofessoct2001revjune2002.pdf> на 5 стр.

[6] Гэвин Маккензи «Адвокатская этика», Журнал сообщества адвокатов (сентябрь, 2008 г.) стр. 26-7.

[7] Примечание к Правилу 4.01 (2) Правил профессиональной этики (Коллегии адвокатов Верхней Канады).

[8] Пойе против Генерального прокурора Британской Колумбии, [1953] 1 Сборник решений Верховного суда 516 ссылка на Неуважение к суду Освальда, 3-е изд., стр. 36. «… различие между неуважением, предусматривающим криминальную или гражданскую ответственность, представляется в том, что неуважение с целью пренебрежения к осуществлению правосудия, или которое, как правило, нарушает надлежащее осуществление правосудия, является преступным по своей природе, но неуважение, заключающееся в игнорировании приказов или постановлений гражданского суда, или в невыполнении какого-либо приказа в судебном деле, не является преступным по своей природе. Другими словами, когда неуважение влечет за собой нарушение прав и обязанностей, приносящих вред имуществу, или правонарушение, оно является уголовно наказуемым, и необходимо использование надлежащего средства правовой защиты — но когда неуважение предполагает только нарушение прав другого лица, оно не является уголовно наказуемым».

[9] Пол М. Перелл «Цивилизованность в гражданском праве» (предоставленный Председательствующему десятого коллоквиума по адвокатуре в Онтарио 28 марта, 2008 г) онлайн:

<http://www.lsuc.on.ca/media/tenth_colloquium_furlong.pdf> на 2 стр.

[10] Правила профессиональной этики Коллегии адвокатов Верхней Канады (по состоянию на 7 декабря 2008 года), правило 4, онлайн: <http://www.lsuc.on.ca/regulation/a/profconduct/>

[11] Клиент подал в суд на своего адвоката, когда, среди прочего, судебный приказ, разрешающий истцу проникнуть в здание ответчика для осмотра документов и товаров, а при необходимости и для изъятия их, был отменен, поскольку предоставление такого приказа осуществлялось при нарушении «обязанности раскрытия». См. Сборник судебных решений (12 ноября 2007), онлайн: <www.lawtimesnews.com>

[12] Коллегия адвокатов Верхней Канады против Паннита 1997 CanLII 824 (ON L.S.D.C.).

[13] Коллегия адвокатов Верхней Канады против Хилборна 1992 CanLII 379 (ON L.S.D.C.).

[14] Коллегия адвокатов Верхней Канады против Хейнсворта 1995 CanLII 1768 (ON L.S.D.C.). См. также Коллегия адвокатов Верхней Канады против Камина 1988 CanLII 17606 (ON L.S.D.C.).

[15] Государство против Виджесинха, [1995] S.C.J. № 49.

[16] Parfi Holding AB против Mirror Image Internet, Inc., 2008 WL 4110698 (Del. Ch., 4 сентября 2008), стр. 915.

[17] См. Мик против Флеминга, [1961] 2 Q.B. 366.

[18] Это требует от адвокатов хорошей осведомленности о сфере применения рассматриваемого закона. Если они не обладают достаточными знаниями в отношении рассматриваемого закона, они должны предпринять меры для получения необходимой информации.

[19] Собщество адвокатов. Правила профессионального поведения Верхней Канады (по состоянию на 7 декабря 2008 года), правило 6.03(3), он-лайн: <http://www.lsuc.on.ca/regulation/a/profconduct/>

[20] 2007 CanLii 34441 (ON S.C.).

[21] Шрейбер против Малруни, 2007 CanLII 31754 (ON S.C.), пункт 24.

[22] Это не означает, что дела с небольшим количеством фактов являются злоупотреблением судебного процесса.

[23] Дело «Мэнсон против Главного констебля Стратклайда», как цитируется в Патерсон, Алан и Брюс Ритчи, Закон, практика и поведение для адвокатов (В. Грин: Эдинбург, 2006),  стр.8.

[24] Дело «Блит против Уотсона» 1987 S.L.T. 616.

[25] Дело «Дука Комьюнити Кредит Юнион Лтд.» против Тея», [1995] O.J. №3282 (Gen. Div.).

[26] Дело «ДСУК» против Дукаса», [1996] L.S.D.D. №203.

[27] Сообщество адвокатов. Правила профессионального поведения Верхней Канады (по состоянию на 7 декабря 2008 года), правило 6.03 (1), он-лайн: <http://www.lsuc.on.ca/regulation/a/profconduct/>.

[28] Дело «Шрейбера против Малруни», 2007 CanLii 34441 (ON.S.C.), пункт 38.

[29] Майкл Код «Обязанность адвоката проявлять цивилизованность: существенный компонент справедливого судебного разбирательства и эффективной системы правосудия» Обзор уголовного права Канады (февраль 2007 г.), стр. 6.

[30] Собщество адвокатов, дело «Британской Колумбии против Джеффри», [1996] L.S.D.D. №250.

[31] Из того же источника.

[32] Сообщество адвокатов, дело «Британская Колумбия против Ивачник», [2003] B.C.J. №823, п. 19 (B.C.C.A).

[33] Гэвин Маккензи «Этика в адвокатской деятельности», Журнал Сообщества адвокатов (сентябрь 2008 г.), стр. 26.

[34] За некоторыми исключениями, которые были признаны в законе, например, привилегия адвокат-клиент.

[35] [1966] 3 W.L.R. 950 (Eng. C.A.) на 962-63.

[36] Г.Т. Пагон. Обязанность адвоката перед судом в состязательном процессе (Мельбурн: Верховный суд штата Виктория, 23 июля 2008 года), ссылаясь на дело «Джаннарелли против Врат», (1988) 165 CLR 543, 556-7.

[37] Обучение по программе Судебная этика – Канадское руководство (Американский колледж судебных адвокатов, 2005 г.), онлайн: Американский колледж судебных адвокатов.

<http://www.actl.com/AM/Template.cfm?Section=Home&TEMPLATE=/CM/ContentDisplay.cfm&CONTENTID=2441>

Источник статьи: http://www.advocates.ca/assets/files/pdf/bibliography/Duty_to_Court.pdf

Дата: Декабрь 2, 2016